Остров потерянной надежды.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Остров потерянной надежды. » Фанфики » «Несмотря ни на что»


«Несмотря ни на что»

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Название: «Несмотря ни на что» (бывший «Дневник Лео»)
Автор: Sayuri no Gaara (dafna3737@mail.ru)
Бета-гамма: MariSa – частично, Sol Grey.
Пейринг: Лео/Хитоши, а так же Аоко, Окито, Сатори, Хироаки...
Жанр: ориджинал слэш, романтика, флафф (наверно). Остальное еще не знаю, все зависит от героев.
Рейтинг: NC-17.
Статус: в процессе написания.
Предупреждение: ненормативная лексика.
Предупреждение 2: Мотивы поступков некоторых героев могут быть непонятны. Потому их причины будут показаны в "Звуке бьющихся бокалов" и в "Я помню...".
Размещение: С моим разрешением. И не забывайте про мою шапку.
Содержание: семнадцатилетний парень Лео приезжает в Токио, и с этого момента начинаются все его приключения.
От автора: Отдельное спасибо SakonuUkonu.
P.S.: Если интересно, то заходите на мой дневник: -- Там я рассказываю о своей жизни и творчестве и выкладываю то, что нигде больше не выложу.

0

2

Глава 1.

И вот, наконец, я приехал в Токио - город, где был последний раз, кажется, лет в пять. Уже и забыл, какая тут атмосфера, какие люди… Но, как это ни странно, стоило только выйти из аэропорта - и я моментально почувствовал, что дома.
Все свои семнадцать лет я провел в России, с матерью. Отец был японцем и жил в Токио; я редко с ним виделся, поскольку родители были в разводе. Но - к счастью - редкость наших встреч не помешала мне выучить японский язык.
Не так давно я узнал о смерти отца и, в отличие от матери, сильно переживал эту потерю. Она была рада узнать, что тот умер, оставив мне свою большую двухкомнатную квартиру, машину и небольшой счет в банке. Она лишь сказала: "Теперь у тебя будет своя жизнь, и я, наконец, смогу пожить в свое удовольствие".
Похоронив отца - как он просил, в России, - я поехал в Японию. Мама, освободившись от обузы в моём лице, моментально укатила куда-то в Америку со своим нынешним любовником.
Нужно заметить, что среди японцев я не слишком-то и выделяюсь - всё-таки пошел в папу. В России я выделялся лишь своей яркой, немного готичной внешностью, в Японии сразу стал своим.
У меня короткие черные волосы с фиолетовым мелированием, полностью окрашенная чёлка, зеленые глаза подведены черным карандашом. Черты лица довольно грубые, хотя если рассматривать их по отдельности, то кажутся мягкими. Рост 178 сантиметров; фигура, довольно худощавая, но мускулистая. Одеваюсь в стиле панк-рок: ошейник, браслеты, цепи, ремень с шипами; кожаная куртка со множеством молний, черный или очень яркий верх, художественно рваные джинсы. Что еще могу сказать о себе?.. Я - гей, девушками не интересуюсь совсем, а с парнями мне, к сожалению, не особо везет. Вот такой вот я.
И вот, с переезда в Японию, началась самая захватывающая история в моей жизни…

***

От аэропорта я доехал  до квартиры довольно быстро. Таксист помог донести чемоданы до входной двери. Расплатившись с ним, я открыл блестящим серебряным ключом дверь своего будущего дома, затащил в прихожую вещи и осмотрелся. Довольно широкий коридор, мягкое кресло у двери, шкаф для уличной одежды, тумбочка для ключей и всякой мелочи, большое зеркало.
Снимаю обувь и прохожу направо в гостиную. У стены слева большой плазменный телевизор, напротив него, разделяя комнату на две неровные половины, с виду мягкий и удобный диван ванильного цвета. Почти весь пол, за исключением кухонной его части, покрывает белый палас. Справа кухня – большая половина огромной комнаты – почти посередине деревянный стол, шесть стульев вокруг него, вдоль правой стены кухни столы, плита, холодильник и раковина. Вся комната оформлена в теплых бежевых тонах, мебель из светлого дерева создает ощущение уюта и комфорта.
Ухмыльнувшись, я прошел на застекленный балкон. Полюбовался открывающимся с него видом и вернулся обратно в квартиру.
Следующим местом «обследования местности» стала соседняя с гостиной комната. Она была практически пуста, мебели почти не было – лишь диван и стол, в углу стояли какие-то коробки с вещами. Я мельком взглянул на вещи и, решив отложить изучение содержимого коробок на потом, покинул комнату.
Напротив пустой комнаты располагалась еще одна комната. Она оказалось очень светлой – два окна с желто-розовыми занавесками, огромная кровать посреди комнаты, большой шкаф, в котором при желании можно жить, компьютерный и письменный столы, тумбочка с необычной лампой, цветы на окнах и на специальных полках на стенах. Теплые, мягко переливающиеся оттенки голубого, розового, желтого, черного и салатового… Красиво, безумно красиво. Мне сразу понравилась эта комната, и я тут же решил обосноваться в ней.
Я обошел почти всю квартиру, остались только ванная комната и туалет, и я поспешил закончить с осмотром. Двери были расположены рядом, помещения оформлены одинаково красиво – белый мрамор, черная плитка, серебристо-белые шкафы, большая ванна, скорее смахивающая на бассейн, и душевая. Все было продумано до мельчайших деталей.
Что ж, я был безумно доволен новой квартирой.
Я достал из чемодана домашнюю одежду, нашел в шкафу ванной комнаты полотенце и залез под теплый душ.
Освежившись, переодевшись в домашнюю одежду – просторные брюки на бедрах и футболку с потертой надписью и фотографией одной из любимых групп - я пошел разбирать вещи. К вечеру, обустроив свою комнату, внимательно обшарив почти все закоулки квартиры, я приготовил себе поесть. Холодильник был заполнен – домработница знала о моем приезде и позаботилась о продуктах.
Завтра начнется новый день, и моя жизнь, возможно, изменится кардинально…

Глава 2.

Утро началось погано: будильник не прозвенел. Хорошо, что я все-таки проснулся вовремя. Чертыхаясь, бегал по квартире, пытаясь не опоздать, и чуть не опрокинул на себя чайник с кипятком.
Отдельному испытанию подвергло меня токийское метро. Это же просто хаос в муравейнике!
Я стоял на одной из станций и внимательно изучал карту метро, когда  ко мне подошел симпатичный парнишка лет пятнадцати. Волосы у него были черные, сзади до плеч, с тонкими ярко-жёлтыми прядями. Почти черные глаза поражали своей глубиной, мягкие черты лица завораживали, а проколотая посередине нижняя губа создавала резкий контраст между стилем и нежной красотой. Парень был ниже меня где-то на голову и казался очень хрупким, хотя, как я понял, это  была только видимость. Одет был в форму той же школы, что и я.
- Привет, тебе помочь? – с улыбкой обратился он ко мне.
- Если не сложно. Я немного запутался в метро… Только недавно переехал в Токио, и  пока не знаю, как доехать до школы.
- Пошли,  помогу тебе доехать, – он опять улыбнулся, так завораживающе, что даже дыхание перехватило. – Кстати, меня Хитоши зовут.
- Лео.  Ты в каком классе учишься? – я внимательно взглянул на парня.
- Второй «Д». А ты?
- Третий «А». Сегодня первый день.
- Я знаю, - он слегка усмехнулся.
- Откуда?
Он, улыбаясь, на пару секунд закатил глаза и первым зашел в подъехавший поезд.
- Я знаю половину школы – ты бы мне запомнился. Тем более, все третьи классы я знаю хорошо, так что само собой стало ясно, что сегодня ты впервые посетишь занятия.
- Логично, - поезд тронулся, и я быстро схватился за поручень.
Ехать еще долго и разговоры с Хитоши меня очень радуют. Я впервые за последние пару дней начал искренне смеяться, улыбаться, и это только благодаря Хитоши…
Пока  мы ехали, он успел объяснить мне устройство токийского метро и много рассказал о себе. Я узнал, что он играет на бас-гитаре в небольшой группе,  и при этом неплохо учится. У него есть девушка Аоко и два лучших друга - Окито и Сатори, которые тоже играют в группе. Оказалось, что мы живем буквально в двух шагах друг от друга.
Хитоши был жутким болтуном, это многих утомляет, поэтому, как он сам признался, друзей у него немного. Зато те, которые есть - хорошие и верные, с ними всегда можно повеселиться. Меня это устраивало, никогда не любил много разговаривать, предпочитая скромную роль слушателя. Я всю дорогу слушал веселый, нежный и красивый голос Хитоши, и мне уже было плевать, что он говорит, главное, чтобы этот голос продолжал звучать, унося меня в прекрасный мир…
Хитоши, с которым за этот час я успел подружиться, проводил меня до кабинета директора и убежал на занятия, кинув через плечо:
- Приходи сегодня к нам на репетицию, после уроков.
Как только Хитоши скрылся за поворотом, я постучал в дверь кабинета директора. Документы в школу я подал, еще находясь в России, и там же прошел все тесты по зачислению в школу. Потому сейчас мне только осталось зайти к директору.
С того момента, как Хитоши меня покинул, день казался неописуемо долгим, но и радостным в то же время. Новые одноклассники с интересом разглядывали меня: парни с легкой настороженностью, а девушки, тихо хихикая, сплетничали, обсуждая и мою внешность, и то, что я иностранец. Казалось, все говорят только обо мне, интересуются только мной, но боятся подойти познакомиться и скрывают свой интерес. Меня это ничуть не смущало, я привык к этому, поскольку сменил много школ, и почти везде повторялась одна и та же история. Хоть японцы и старались это скрывать, я прекрасно понимал, что они интересуются мной. Мне было безумно интересно наблюдать за ними, запоминать их манеру поведения, искать различия в том, что привычно для меня, а что для них. Заманчиво и занимательно.
И вот, наконец, уроки кончились. Сразу после звонка иду на репетицию. Настроение приподнятое с самой первой встречи в метро, а возможность вновь услышать голос Хитоши меня просто окрыляет. У класса музыки встречаю радостного Хитоши, его друзей Окито и  Сатори, и миниатюрную девушку – скорее всего, Аоко.
- Привет! Знакомься, - это Окито, Сатори и Аоко, – Хитоши по очереди представляет мне своих друзей.
Окито показался мне немного скромным парнем, но с первого взгляда я понял, что он тоже гей. Знаете, это как колокольчик в голове, который тебя оповещает, что человек свой. Парень был весьма привлекателен, но не в моем вкусе. У него были короткие крашенные рыжие волосы, черты лица немного американизированные, янтарные глаза. Довольно худощавый, на пару сантиметров ниже меня.
Сатори  узнаю сразу, мы уже виделись сегодня, он учится со мной в одном классе. Выглядит немного заносчивым, хотя с друзьями очень мягкий и дружелюбный. Его короткие светлые, слегка золотистые волосы стояли ежиком, ярко-зеленые глаза светились радостью. У него была спортивная фигура, тяжелое и гибкое тело. Ростом почти под два метра. Перекинувшись с ним парой фраз, я узнал, что такая необычная для японца внешность у него от отца финна.
И, наконец, Аоко – миниатюрная девушка с неплохой фигурой. Её черные волосы доходили до лопаток. Про глаза мало что можно сказать - только то, что девушка носит фиолетовые линзы. В общем-то ничем не примечательная – как все. Каких-то особенных черт отметить не могу. Девушка без изюминки, пустышка, да и в общении оказалась не слишком умной. «Одна из толпы». Не понимаю, что Хитоши в ней нашел.
- Ну что, пошли репетировать, - сказал Хитоши и, как маленький ураган, помчался в класс музыки.
Окито и Сатори пошли помогать ему с настройкой инструментов, а я с Аоко устроился на мягких стульях в середине класса.
Пара минут, и класс наполнился музыкальным хаосом – кто настраивал гитару, кто маялся дурью за барабанной установкой, разрабатывая руки, кто просто тихонько играл какую-то мелодию. Еще пара минут и Хитоши, настроив микрофон и гитару, потребовал внимания группы:
- Парни, думаю все уже разыгрались – начнем работу.
Он окинул взглядом сидящего за барабанной установкой Сатори, и стоящего с гитарой Окито.
Репетиция начинается. Две гитары и ударник - конечно, маловато для действительно хорошей музыки, но я все равно напряженно вслушиваюсь в мелодию, в текст, в красивый голос Хитоши.
Эта репетиция мне очень понравилась. Я чувствовал себя на ней свободно и весело. За эти несколько часов я обрел новых друзей. И, ближе к концу, решил немного поиграть на гитаре – вспомнить старое увлечение, после чего меня активно начали просить присоединиться к группе. Не знаю, что меня дернуло, но я, плюнув на все сомнения, согласился, и, как потом понял, не зря согласился.

Глава 3.

Прошла уже неделя, как я переехал в Японию. Казалось бы, всего лишь семь дней, а сколько произошло… даже и не расскажешь обо всём...
Оказалось, что жить одному - совсем не так просто, как можно подумать. Квартира большая, мороки с ней много, несмотря на то, что ко мне теперь регулярно приходит домработница. Моя патологическая лень -  просто кошмар для жизни в одиночестве. Однако это еще ерунда по сравнению с тем, что одному безумно скучно – телек не люблю, интернет уже надоел. Меня так и тянет с кем-то поговорить.
Учиться пока сложновато – все-таки мой японский не идеален, иногда возникают проблемы с некоторыми словами. На остальных уроках все идет ровно, немного непривычна только рейтинговая система оценивания. Бесконечные тесты утомляют. Больше всего мне нравится то, что вместо тетрадей и книг мы носим в школу ноутбуки.  Это очень удобно, но иногда скучно без обычных учебников.
Самое лучшее для меня - это репетиции. Я раздобыл себе хорошую новую гитару и стараюсь восстановить былое мастерство. Хитоши пишет стихи для новую песню, и мы всей группой сочиняем музыку. Веселье в компании друзей продолжается все это время.
С Хитоши мы теперь всегда вместе - как лучшие друзья, хотя начинаю понимать, что мне этого уже мало. Иногда так хочется притянуть его к себе и впиться в губы страстным поцелуем, прижать к себе как можно крепче и никогда не отпускать. Никогда… Но все это лишь жалкие мечты, навязчивые фантазии, потихоньку сводящие с ума. Все еще не понимаю, как я умудрился влюбиться в него почти с первого взгляда. Я не согласен с тем, кто говорит, что такой любви не существует. Я влюблен… Я дышу им, в каждом прохожем вижу его черты, ночами думаю только о нем. Порой не могу заснуть от глупых мыслей и фантазий, меня еле-еле спасает холодный душ. Я просто безумец! От всего этого у меня возникает чувство, словно я хожу по лезвию ножа, боюсь сорваться, потерять голову от одной его улыбки. Все чаще и чаще ловлю себя на мысли, что почти ненавижу Аоко. Просто за то, что она рядом с Хитоши, что он, возможно, любит именно ее. Жуткая, абсолютно необоснованная ревность злит меня самого, заставляет искать кого-то, кто поймёт. И, с большим удивлением, нахожу этого человека в скромном Окито. Он, как оказалось, по уши влюблен в Сатори. Так что нам есть о чём поговорить.
И вот в очередной раз я сидел с ним в столовой и ждал остальных участников группы. Окито слушал музыку, тихо напевая что-то себе под нос. А я пытался найти в сумке медиатор, но он мне никак не попадался – одни любовные письма, которые каждый день появляются в моем ящике или сумке. Тут, наконец, нахожу медиатор - в одном из писем, и невольно прочитываю пару строчек, хотя никогда не читаю подобные записки. Но начало этого письма меня заинтересовало, и потому я все-таки читаю его целиком:
Привет, Лео! Недавно поняла, что влюбилась в тебя. Надеюсь, что я не ошибаюсь, и мои чувства взаимны. Ведь ты постоянно смотришь на меня.
Мне бы очень хотелось поговорить с тобой наедине. Буду тебя ждать сегодня в 21:30 у черного хода  школы.
                Твоя А.

Тихо хмыкаю. Что же это за поклонница такая? И еще думает, что мне она нравится. Из любопытства надо бы сходить после репетиции и посмотреть, что это за девушка…

***

Ну, вот уже и 21:30. Репетиция недавно закончилась, и я пошел на встречу с таинственной поклонницей.
Пустая, темная, холодая школа наводила тоску. Темно-синее, с первыми звездами, небо завораживало. Прохладный, словно сладкий воздух бодрил. Тишина… Кажется, что оглох, но, если хорошенько прислушаться, то можно услышать, что не так уж и абсолютна эта тишина – где-то шумят проезжающие машины, люди торопятся домой, молодежь весело смеется в рядом находящемся парке, каблучки какой-то девушки цокают по асфальту. Я задумался так глубоко, что не заметил подошедшую девушку.
- Лео… - тихий знакомый голос спускает меня на землю, заставляет обернуться.
Когда вижу, кто это, то застываю в изумлении. Уж кого-кого, а её я не ожидал встретить сегодня.
- Аоко?  Так это писала ты? – показываю то небольшое письмо.
- Я. А ты не догадался? – девушка обиженно надула губки.
- Так о чем ты хотела поговорить со мной?
Все еще с некоторым удивлением смотрю на нее, но серьезность меня ни на секунду не покидает. Никак не могу понять, почему она решила, что я заинтересованно на нее смотрел. Что за чушь она вообще написала в записке?
- Лео, я тебя люблю. Я ведь тоже тебе нравлюсь, – она уверенно на меня смотрит, делая шаг ко мне.
- Прости, Аоко, но я ничего к тебе не чувствую, – видимо, сначала девушка мне не верит.
- Но ты ведь постоянно на меня смотришь. И у тебя такой любящий взгляд…
Только сейчас до меня доходит, что она говорит о том, как я смотрю на Хитоши. Дурочка! Приняла эти взгляды на свой счет. Но это и не удивительно – она же почти всегда рядом с ним.
- Ты неправильно поняла – я смотрел не на тебя. Я люблю совсем другого человека... – не люблю причинять боль девушкам, но ничего не поделаешь, если они мне не нравятся.
- Ах… - ее глаза расширяются от удивления. – Ясно…
Ее лицо на пару секунд приобретает выражение отвращения, ненависти, обиды, смешанной с хитрой усмешкой. Не сказав больше ничего, она тихо всхлипывает и бежит прочь от школы. Я сочувствую ей, ведь когда разбивают сердце - это очень больно. Больно осознавать, что твои чувства не нужны, и они никогда не получат ответа…
С такими мыслями медленно иду домой. Не стоило бы придавать так много значения этому происшествию, но сегодня мне почему-то кажется, что это все очень важно и играет какую-то роль в моей жизни, пусть и не главную.

Глава 4.
Ночь полна кошмаров, иррациональный страх не даёт спокойно спать. Как только погружаюсь в сон, меня начинают преследовать какие-то странные жуткие видения, от которых я просыпаюсь в холодном поту или с застывшем в горле испуганном крике. Это первый раз, когда так мучаюсь от кошмаров. После трех таких снов не выдерживаю - встаю с кровати и иду в ванную. Надеюсь, холодный душ хоть немного вернет меня к реальности и снимет страх.
Холодная вода бьет по телу, меня трясет, но не от холода, а от всё никак не проходящего страха. Прислоняюсь спиной к стене, и, закрыв глаза, откидываю голову назад, подставляя лицо потоку воды. Обессилев, сползаю по стене вниз. Не знаю, сколько я просидел в полном оцепенении. В голове ни единой мысли…
Более-менее придя в себя, на автомате встаю, выключаю воду и, обвернув вокруг бедер полотенце, босиком иду по мягкому ковру на балкон. Выйдя на свежий воздух, нервно закуриваю – вообще, курю я очень редко, но пачка любимых сигарет всегда под рукой. Ни о чем не думая, лишь пытаясь окончательно успокоиться, сам не замечаю, как выкуриваю сигарет семь.
До сих пор не могу понять, что же во сне меня так напугало. Хоть убей не помню, что же снилось. Суть одна: я чего-то боюсь, безумно боюсь…
Выбросив недокуренную сигарету, иду на кухню. На часах пять утра. Рановато, но - что поделаешь. Не торопясь, варю в турке кофе – без него и дня прожить не могу. Дождавшись, пока кофе закипел, наливаю напиток в небольшую чашку. Вдыхаю его горьковатый аромат, и присев за стол, медленно, смакуя каждый глоток, начинаю пить. Проходит примерно полчаса. Все это время думаю, чем занять оставшееся до учебы время, и решаю погулять по тихим улочкам своего района.
Быстро одевшись, выхожу на улицу и неспеша иду, куда глаза глядят…

***

Прихожу в школу в приподнятом настроении, мне просто хорошо потому, что я вновь встречу Хитоши. У ворот школы в стороне ото всех стоят Окито, Хитоши и Аоко. Радостно подбегаю к ним.
- Привет,  – моя улыбка, наверное, до ушей.
Все молчат. Хитоши смотрит на меня так, что кажется, будто ненавидит всем сердцем.
- Эммм… Что-то случилось?
- А то ты не понимаешь? – никогда не слышал таких язвительных интонаций в его голосе.
Озадаченно на него смотрю:
- Нет…
Хитоши вдруг начинает почти орать, ярость в его глазах причиняет мне боль, как если бы он меня резал.
- Ты вчера чуть не изнасиловал мою девушку! И после этого ты не понимаешь, что произошло!
- Хитоши, успокойся… - Окито слегка придерживает за плечо готового броситься на меня парня.
Стою в ступоре. Я чуть не изнасиловал его девушку?! Да нужна она мне как собаке пятая нога! Я чистый гей, мать вашу!
Пока Окито пытается успокоить Хитоши, мой взгляд падает на Аоко. Она высокомерно улыбается мне. Вот сука! Вешает лапшу на миленькие ушки моего мальчика! Ей это  просто так не сойдет с рук.
- Хитоши, любимый, – слащавым голосом обращается к своему парню. -  Пойдем лучше отсюда. Мне противно видеть лицо этого насильника.
Хитоши, обняв Аоко за талию, уходит прочь от нас с Окито, лишь бросив через плечо:
- Еще раз подойдешь близко к моей девушке, мало не покажется!
- И что это было? – через пару минут сам себе задаю вопрос и неожиданно получаю на него ответ:
- Аоко активно заявляет права на Хитоши. Видимо, уж не знаю как, но она узнала о том, что тебе нравится ее парень. Похоже это война… - Окито сочувственно на меня смотрит.
Тут меня осеняет.
- Ну я и придурок! – бью ногой по решетке ворот.
Окито непонимающе на меня смотрит. Тяжело вздохнув, решаю ему все рассказать:
- Понимаешь, вчера я после репетиции встретился с Аоко. Я сначала не знал, что это она. Просто получил записку с признаниями в любви, прочел там: «Надеюсь, что я не ошибаюсь, и мои чувства взаимны.» и решил все-таки сходить на встречу. Оказалось, это была Аоко. Она призналась мне в любви, сказала, что я постоянно на нее смотрю. Ну, ты ведь знаешь, что я гей, и мне девушки совсем не нравятся, вот сдуру и ляпнул, что смотрел я не на нее и что люблю совсем другого человека. Теперь понимаю, что зря это сказал – она поняла, что я смотрел на Хитоши. Сложила два и два. А теперь мстит за безответные чувства, пытаясь отобрать у меня самого дорогого человека. Черт, как же все хреново-то вышло…
- Дааа… сглупил ты, брат, – Окито сочувствующе похлопал меня по плечу. – Все теперь против тебя будут, но знай, что я всегда за тебя.
Он ободряюще мне подмигнул и, увидев в толпе Сатори, быстро распрощавшись со мной, полетел к нему «на крыльях любви». Теперь мне только и оставалось, что идти в полном одиночестве на урок, ломая голову, что же делать дальше.

Глава 5.
На большой перемене поднимаюсь на крышу школы. Солнце немного согревает, ветерок  забирается под одежду, а воздух такой чистый, что хочется закрыть глаза и наслаждаться лишь им. Смотрю сверху на спортивную площадку. Ощущение одиночества опять наваливается на меня. Сегодня весь день издалека наблюдал за Хитоши. Так и хотелось подойти к нему и, наплевав на все и на всех, впиться в его губы поцелуем, тихо прошептать, что люблю только его, и никто мне не нужен – только он… И будь, что будет.
Из сладких мечтаний меня вырвал ненавистный голос Аоко:
- Ну что, Лео, теперь твой любимый Хитоши тебя ненавидит.
Медленно поворачиваюсь на голос, стараясь не выдаватьсвоих чувств.
- А ты, вижу еще та сучка, раз так нагло врешь своему парню.
Злобно на меня смотрит.
- Сволочь!
Смеюсь.
- Возможно. Но я порядочная сволочь, а такую сучку, как ты, еще поискать надо, – приближаюсь к ней на пару шагов. – Нехорошо  врать, что я хотел тебя изнасиловать.
- Что хочу, то и говорю своему парню. Не твое дело, – злобно шипит она.
- Как раз мое, – угрожающе приближаюсь. – Солнышко, ты не с тем парнем связалась. Другой, может, на моем месте и промолчал бы, но не я. Терпеть не могу ложь. Ты сама объявила мне войну. Еще посмотрим, кому достанется Хитоши, и на чьей стороне справедливость.
- Посмотрим… - она хищно улыбается и уходит с крыши.
Я присел на ступеньку и облокотился на решетку. Достаю из кармана сигареты и закуриваю – надо успокоиться. Закрываю глаза и медленно выдыхаю сигаретный дым. Краем уха слышу робкие шаги и, открыв глаза, замечаю невысокую девушку. Вижу ее впервые, иначе запомнил бы. Она в очках с тонкими квадратными стеклами, оправа украшена стразами. Волосы светлые, почти белые, с тонкими мелированными прядками - розовыми и черными. Оригинальная стрижка. Всё это невольно притягивает взгляд. Она робко улыбается.
- Привет. Я тут случайно слышала ваш разговор с Аоко…- тихо начинает говорить она.
Но я прерываю ее:
- Тоже считаешь, что Аоко говорит правду?
- Нет, нет, конечно. Я ее хорошо знаю – она у меня парня увела. Да так, что опозорила меня перед всеми… - девушка отвела от меня взгляд. – В общем, я хотела сказать, что за тебя, и хочу помочь вывести ее на чистую воду.
Тушу сигарету. Поднимаюсь на ноги и отряхиваю брюки.
- И чем ты можешь мне помочь?
- Я знаю о ней почти все. Хоть парня  того больше не люблю и мне незачем ей мстить, я просто хочу, что бы она больше никому не делала больно.
Может девушка мне и поможет - она явно говорит искренне…
- Ну что ж… Помощь мне не помешает, – улыбаюсь. – Я кстати, Лео.
- Хироаки…
Мы вместе спустились с крыши, и, разговаривая, пошли на урок. Решив обсудить план борьбы с Аоко после занятий, мы расходимся по разным классам.
Новое, неожиданное знакомство и приобретение союзника меня радует. День потихоньку начинает преподносить, кроме плохих сюрпризов, хорошие.

***

После уроков Хитоши ясно дал понять, что на репетиции он меня терпеть не будет, и потому  Хироаки предложила посидеть в небольшом уютном кафе и все обсудить.
Кафе было недалеко от школы, и в нем часто подрабатывали старшеклассники. В кафе было уютно - коричнево-черные стены, мягкие сиденья вокруг прозрачных столиков на черных ножках.
Мы выбрали небольшой столик у окна, и через пару секунд к нам подошел парень лет 19.
- Что будете заказывать? – вежливо нам улыбается, держа в руках блокнот с ручкой.
- Мне эспрессо без сахара, пожалуйста, – я делаю свой заказ и с некоторым интересом изучаю молодого официанта.
Он довольно высокий, накачанный. Волосы шоколадные, даже слегка рыжеватые, глаза горят весельем и какой-то загадочностью. Проколотая левая бровь придает его образу кокетливости. Одет так, что я невольно удивляюсь идеальности парня. Умеет же скрывать свои недостатки! Слегка усмехаюсь: вот ведь, наверное, бабник, сто пудов, что не гей.
- Мне капуччино, - замечаю, что Хироаки игриво Улыбается официанту.
- Будет сделано, - он подмигивает девушке и уходит выполнять наш заказ.
Провожаю его задумчивым взглядом и поворачиваюсь к Хироаки.
- Так что будем делать с Аоко?
- Ну, для начала, я, наверное, расскажу тебе все, что о ней знаю. - Аоко всегда была такой, сколько ее знаю. Три года назад я переехала с острова Сикоку в Токио, поскольку родителям предложили здесь работу получше. В новой школе у меня все было хорошо, вскоре у меня появился парень… - замолчав, она отвела взгляд.  – Аоко попыталась со мной подружиться. Я очень доверчивый и легкомысленный человек и сразу не заметила, какова на самом деле Аоко. Какое-то время мы были лучшими подругами. Ее День Рождения мы праздновали вместе с ее друзьями. Я тогда и не заметила, как меня напоили, и, наверное, подмешали какой-то наркотик, не знаю. На следующий день моему парню передали мои фотографии, где я была с каким-то парнем, – она закрыла глаза руками и стала говорить совсем тихо. – Господи, что это были за фотографии… Малознакомый юноша, оставляющий засосы на моей шее, я, танцующая стриптиз... Кошмар! И это она показала не только моему парню, но и другим. Несколько месяцев меня в лицо называли шлюхой. А Аоко лишь сказала, что ей было скучно, и поэтому она все это и делала. Ей не очень был нужен мой парень, она просто любит отбирать все самое дорогое у людей, даже если ей это совсем не нужно. Она добивается всего только ради процесса завоевания нужного ей в данный момент… И ей было все равно, что из-за ее прихоти эти дни были самыми кошмарными в моей жизни. Но я потом привыкла и стала более разборчива в людях. И теперь главное, что со мной все нормально, и я не такая, как на фотографиях…
Затаив дыхание, слушаю рассказ девушки, которой почти каждое слово давалось с трудом. Начинаю понимать, что Аоко еще хуже, чем я думал.
- Потом в школе появился Хитоши, и она быстро его охмурила. Он стал очередной ее победой, очередной медалью в огромной коллекции таких же ненужных ей, создающих лишь видимость ее крутизны. Я сочувствую ее парню, потому что все это время ему изменяли. Уж кто-кто, а она точно шлюха, – Хироаки, наконец, взглянула на меня.
Не знаю, что и сказать. Теперь мое намерение вывести Аоко на чистую воду возросло в несколько раз. Из легкой задумчивости меня выводит веселый голос официанта:
- А вот и ваш заказ, – он ставит перед нами чашки с кофе. – Что-нибудь еще?
- Пока нет, спасибо, – девушка, уже придя в себя после рассказа, улыбается парню.
Он кивает и уходит, оглядываясь через плечо на Хироаки.
- Теперь надо придумать, что нам делать, – медленно делаю глоток кофе.
- Надо как-то доказать, что она врет… Записать на диктофон или на камеру ее признание… - говорит девушка. – Правда, шансы заставить её в чем-то признаться и тем более это записать, практически равны нулю.
Задумываюсь, по привычке водя пальцем по кружке. Долгое молчание. И тут меня осеняет:
- Я, кажется, кое-что придумал… Только не факт, что получится.
- Что ты придумал? – в ее глпзпх появляется азарт.
- Тебе ведь понравился тот молодой официант? – улыбаясь, слегка приподнимаю бровь, и, заметив, как она слегка покраснела, продолжаю. – Так вот. Ты можешь…

Глава 6.
Несколько дней проходят для меня мучительно. Хитоши со мной не разговаривает. А Аоко продолжает оставаться ненаказанной. Временами удается поговорить с Окито, но пока мой основной собеседник - это Хироаки. Грустно, скучно и… больно. Теперь я все жду, когда мы, наконец, сможем воплотить мою идею в жизнь. Здесь от меня ничего не зависит, все должна устроить Хироаки. Но главное, чтобы Каиро (тот самый официант) смог обвести вокруг пальца Аоко, любящую новых, интересных, недоступных парней. Каждый день жду хоть каких-то новостей, но пока их нет.
И вот однажды, подходя к воротам школы, вижу Хироаки с тем милым мальчиком-официантом.
- Привет. Есть новости?
Хироаки в знак приветствия целует меня в щеку и радостно улыбается.
- Каиро просто чудо! Он все сделал правильно и теперь у нас есть доказательства, что Аоко лжет.
Облегченно улыбаюсь и с благодарностью смотрю на парня. Наконец, все прояснилось хоть немного. Спасибо Хироаки и ее новому парню.
-Спасибо тебе огромное, Каиро, – улыбаясь, протягиваю ему руку.
-Да, пожалуйста. Я всегда рад помочь, - пожимает мне руку и смотрит на часы. – Ладно, мне пора. Пока. Хироаки, увидимся вечером.
Все-таки хорошо, что мне пришла в голову идея: с помощью его достать доказательства. Теперь и Хироаки счастлива – влюбилась, да и Каиро, похоже, тоже.
- Лео, вот запись с признанием Аоко, – девушка протягивает мне маленький диктофон.
Я сжимаю диктофон в руках и надеюсь, что теперь все станет на свои места. Перед уроком прослушиваю запись, убедившись еще раз, что план удался. Теперь остается только дать послушать это моему любимому – Хитоши, и ждать его реакции.

***

С трудом дождавшись конца уроков бегу на репетицию, чтобы дать Хитоши запись. Захожу в класс, такой знакомый, уже полюбившийся, с почти родными инструментами, с доской, на которой изображен нотный стан, а иногда и ноты, которые Хитоши старательно выводит мелом – так мы сочиняли музыку. Хитоши делает набросок песни на доске, а мы подстраиваемся под его идею и иногда кто-то из группы подходит к доске и стирает одну - две ноты, записывая что-то свое… Вечные дискуссии, споры, часто даже ор на весь этаж. Хоть мы и спорим, но музыку делаем хорошо, и, в конце концов, мы всегда находим идеальную мелодию.
Внимательно осматриваю помещение и, увидев любимого парня у окна, направляюсь к нему. Он не сразу меня замечает, и я успеваю увидеть его настоящего – одинокого мальчика, беззащитного, ранимого и словно замерзающего… Но ко мне обернулся совсем другой человек - холодный, словно чужой.
- Что ты здесь делаешь? Тебя никто сюда не приглашал, – он, зло прищурившись, смотрит на меня.
Злится, все еще ненавидит. Но все равно, даже такой - злой - выглядит потрясающе. Хочется обнять его и поцеловать в лоб, чтобы разгладить возникшие на нем морщинки.
- Я хотел тебе дать послушать одну вещь, – подхожу к нему, протягивая диктофон.
- Что это? – пытается казаться незаинтересованным.
- Одна запись, которую ты должен послушать. Решать тебе, как на это реагировать. Главное послушай, – буквально сую ему в руки диктофон и быстро покидаю класс.
Теперь все зависит только от тебя, Хитоши…

Глава 7.
Все утро проходит в нервном напряжении. В школу собираюсь как на Голгофу, так как не знаю, какое же решение принял Хитоши. Даже  утренний кофе, ставший традиционным началом дня, сегодня не доставляет никакого удовольствия. Погода удивительно подходит под мое настроение – дождь идет все утро и не думает прекращаться. На улице куча народу с зонтиками, лишь редкие прохожие обходятся без зонтов. Я не люблю зонты - укрываюсь от холодных капель капюшоном. Пока добрался до школы, немного промок, но это ничуть меня не огорчает, а наоборот - придает какой-то тонус… Дождь дается нам для очищения от всего плохого. После него на душе становится намного легче.
На крыльце школы сразу замечаю Хитоши. Он одиноко стоит под утренним дождем, как яркий лучик света в этой серости. Совсем хрупкий, и… мокрый от дождя, несмотря на куртку с капюшоном и высокие гады на платформе. Он, видимо, кого-то ждет и, увидев меня, быстро сбегает по ступенькам, не боясь еще сильнее промокнуть, быстро идет по лужам так, что в разные стороны летят брызги.
-Лео… Прости меня пожалуйста, - смотрит на меня грустными, молящими о прощении глазами.
-Я простил. Не волнуйся, все нормально, – улыбаюсь. Ну как можно устоять перед этим чудом?
-Лео. Ты правда меня простил? – все еще не верит. Дурачок, как я могу быть в обиде на тебя? Люблю, люблю, люблю! Бесконечно!
-Конечно! Ведь мы друзья, - больно произносить «друзья», ведь этого мало…безумно мало.
Он улыбается. Радостно, открыто - так, что хочется сказать, как же я его люблю, на что готов ради него. Но нельзя… не сейчас. Рано. Может, потом…
- Пошли в школу, а то промокнешь еще и заболеешь, - мягко подталкиваю его к парадной лестнице.
- Я не заболею, а вот ты… - он улыбается и, схватив меня за руку, тащит в школу.
Почти бегом поднимаемся по лестнице и, зайдя в помещение, снимаем куртки, стряхиваем с них воду, зная уже заранее, что после уроков куртки будут внутри сырые, но мы на этом не зацикливаемся - мы живем и дышим мгновением…

***

И снова жизнь вошла в привычное русло. Опять возобновились репетиции. Наша группа процветает, и отправляется на конкурс юных музыкантов. Не знаю, прошли мы первый тур или нет, но все участники группы жутко переживают. Хитоши бегает как ненормальный с новыми стихами, полностью погружается в творчество, стараясь унять свое волнение, но это не даёт никакого результата – новой песни он так и не написал. Окито постоянно уходит в себя, никого не замечая вокруг, так что разговаривать с ним бесполезно. Сатори часто считает ворон на уроках. Я же, наверное,  нервничаю меньше всех, потому что для меня самым главным остается Хитоши. В последнее время мои чувства к нему кажутся каким-то наваждением, безумием, потому что я никогда еще так не любил. Потому что я не вздрагивал от каждого прикосновения, меня не возбуждал один лишь запах парня. Я раньше просто любил, потому что надо было кого-то любить, потому что хотелось, а теперь… Теперь все другое. Хитоши меня изменил. Он изменил мое представление о любви, так что я теперь понимаю, что значит любовь с первого взгляда, что значит, когда не можешь ни о чем думать, кроме того, кого любишь. Да, и что самое главное – больше никто во всем свете тебе не нужен, кроме него. Начинает казаться, что ты и дышать не сможешь без него, что жизнь теряет все краски и уже ничего не интересно… Такова моя любовь. Для всех моих бывших парней любовь  - это всего лишь секс, но к любви относятся такие чувства, как забота, нежность, обожание, страсть, доверие… И этих чувств множество, просто не все хотят это понимать. А я просто люблю, но стараюсь этого никому не показывать…
И сейчас, когда любовь занимает все мои мысли, я понимаю, что она мне во многом помогает: не оставляет возможности нервничать, все силы уходят на то, чтобы сдержаться и не сказать или не сделать что-нибудь такое, чего не стоит. Пока. Пару раз чуть не сказал, что его обожаю, но вовремя спохватился. Уже не знаю, на сколько хватит моего терпения и выдержки, но я постараюсь выдержать как можно дольше. А потом… будь, что будет.

Глава 8.
Весь день нудные уроки, монотонные голоса учителей усыпляют; я невольно разваливаюсь на парте, пользуясь тем, что за широкой спиной Сатоши меня не сильно видно. Только и хочется, что пялиться в окно на деревья, покрытые листвой, шумящей на ветру. Не такое теплое солнце тянет свои лучики к нам сквозь ветки деревьев, блики света отражаются в лужах, медленно движется тень. Красота природы настолько завораживает, что уже практически не слышишь ни учителя, ни переговоров одноклассников.
И вот звонок с последнего урока -  бегом на долгожданную репетицию. Захожу в класс музыки, и, к своему удивлению, никого не вижу, кроме Хитоши, который настраивает инструменты.
- Хитоши... – тихо зову его.
Он быстро оборачивается и пулей бежит ко мне, быстро радостно говоря:
- Мы прошли. Мы прошли во второй тур!
Он кидается меня обнимать и практически виснет на моей шее, такой радостный, красивый, улыбающийся не только губами, но и глазами. Приятно. Непроизвольно смыкаю руки на его талии, притягивая к себе. Доверчивый, такой нежный, безумно желанный, любимый, сводящий с ума настолько, что возможно забыть все, даже свое имя, и никогда не забывать только волшебное сочетание шести букв – Хитоши. Имя, которое хочется выдохнуть в его губы перед поцелуем, имя, которое хочется шептать постоянно просто от того, что оно нравится. Зачарованно любуюсь им: черные глаза манят, губы в радостной улыбке так и просят поцелуя. Слишком близко, слишком… Не удержавшись, касаюсь его губ своими, нежно проведя языком по нижней, играя с сережкой. Не встречая сопротивления, проникаю языком в его рот. Сладковатый, немного терпкий вкус просто сводит меня сума. Никакого сопротивления нет, но одновременно нет и никакого ответного действия. Всего пару секунд блаженства - и Хитоши отталкивает меня и, схватив вещи, убегает прочь из класса.
- Хитоши, подожди! – осознаю, что же я натворил. – Придурок! Ну я и идиот…
Пытаюсь понять, что теперь делать. Никак не думал, что моего терпения хватит на столь короткое время. Хитоши теперь все знает. Как же все хреново, мать вашу! Я снова всё испортил!
Мои хаотичные мысли прерывает голос Окито:
- Привет. А где все? – он стоит почти на пороге кабинета, облокотившись о дверной косяк.
- Хитоши убежал, а про Сатори не знаю, – тут вспоминаю новость, которую мне рассказал Хитоши. – Мы, кстати, во второй тур прошли…
- О, круто! – облегченно улыбается. – А что ты мрачный такой?
- Да понимаешь, тут такая хрень… Я Хитоши поцеловал.
Удивленно на меня смотрит.
- Ну ты даешь! И как он отреагировал?
- Сначала никак, а потом убежал. Вот теперь я не знаю, что и делать…
- Знаешь, я ведь тоже как-то Сатори поцеловал. Мы тогда напились, вот я и не сдержался. Хотел прощения попросить. А Сатори был настолько пьян, что забыл о поцелуе, и необходимость в этом отпала сама собой.
- Ясно. Только вот мне, похоже, действительно придется просить прощения. И я не знаю как.
- Лео, может, пойдем где-нибудь посидим и все обсудим? Может, смогу помочь.
- Пошли.
Болтая о всякой ерунде, мы вышли из класса.

***

Иду домой. Давно стемнело, и людей стало намного меньше. Некоторые улицы совсем пусты, да еще эта мерзкая морось. По лицу текут капли. Но я все так же медленно иду по пустынной улице, подставляя лицо холодному дождю. Промок насквозь. Но я наслаждаюсь этим моментом и все вспоминаю сладкие губы Хитоши…
Иду по улице и замечаю такую же одинокую фигуру, идущую мне на встречу. Из-за темноты долго не могу узнать его, но как только лицо человека освещает фонарь, понимаю, что это Хитоши. На секунду теряюсь. Но потом, опомнившись, иду ему на встречу.
Глаза в глаза. Всего пара шагов  друг от друга. Молчание. Лишь шум дождя. И мой любимый весь промок. Первая мысль - обнять, поцеловать его и тихо шептать нежную чушь… Главное - быть рядом. Однако реальность заставляет сделать совсем другое.
- Прости… Прости меня за это, – пытаюсь оторвать от него свой взгляд, а Хитоши на меня внимательно смотрит. - Я просто не смог сдержаться…
Не дав договорить, он сделал шаг ко мне и поцеловал. Эти сводящие с ума губы… Притягиваю парня к себе, прижимаясь всем телом. Нежный поцелуй становится более глубоким и страстным. Пальцы путаются в его мокрых волосах. Сумасшествие овладевает нами,  уже ни дождь, ни случайный прохожий не сможет заставить нас оторваться друг от друга.
Мой. Мой!!! МОЙ!!!! Только мой! Никому не отдам.

Глава 9.
Мы долго стояли и целовались на этой пустынной улице. Не знаю, сколько прошло времени, пока я, наконец, смог оторваться от Хитоши, смог прийти в себя, сдержав возбуждение. И теперь просто стоял, обнимая его, неспособный что-то говорить – нам и так все было понятно. Слова порой не нужны, хватает и взгляда.
Этот поцелуй стал ответом на мои чувства, и я понял, что зря боялся открыться своему любимому. А ведь я так боялся, что если Хитоши узнает, что я его люблю, то он станет меня избегать, что нашей дружбе конец. Я думал, что как-то добиться взаимности от натурала почти нереально, но опять ошибся. И теперь понял, что у многих людей есть хоть какая-то тяга к своему полу, может, совсем маленькая, о которой человек порой совсем не подозревает, которую скрывает глубоко внутри себя, ставя себе жесткие рамки.
Через пару минут раздумий и наслаждения близостью Хитоши я взял его за руку и повел гулять, не знаю куда, главное вместе, и еще раз плевать на дождь…
- Лео… - неожиданный голос парня заставляет меня слегка вздрогнуть.
- Что? – смотрю в его черные глаза.
- Ты меня любишь?.. – отводит взгляд.
Он сейчас такой милый, что не сдерживаюсь и прижимаю его к себе.
- Люблю, люблю, люблю, - шепчу ему на ухо. – Безумно люблю. А ты?
- Не знаю. Я никогда не испытывал таких чувств как сейчас, - нежно проводит пальцами по моей мокрой от дождя щеке. – Возможно, это и есть любовь…
Нежно целую.
- Потом все будет понятно, - я улыбаюсь Хитоши.
После долгой прогулки я провожаю Хитоши, и мы никак не можем распрощаться, стоя у его парадной. Долго целуемся, и он уходит домой.
Чувство его губ, вкус поцелуев просто сводит с ума. Радостный, счастливый иду домой, в предвкушении нашей завтрашней встречи.

***

Просыпаюсь раньше будильника и иду в душ, а потом как всегда пью кофе. Собираясь в школу, буквально от радости ношусь по квартире, сшибая все на своем пути, словно таран. Из окон льется теплый свет, на небе ни облачка, словно вчера и не было никакого дождя. Но дождь был, и были поцелуи с Хитоши - эта вчерашняя сказка была былью, а не навязчивым сном, и от этого безумно хорошо на душе.
С таким приподнятым настроением иду в школу, и в голове вертится только одно имя – Хитоши, Хитоши, Хитоши…
У школы стоят Окито с Сатори. Сатори немного грустный и задумчивый, а Окито выглядит пришибленным.
- Привет! – улыбаюсь друзьям.
- Тссс… Можно не орать? – слегка морщится Окито, - Привет…
Так… У него похоже, похмелье.
- Привет, - другой парень слегка улыбается и все так же грустно смотрит на Окито.
Смотрю по сторонам, высматриваю своего возлюбленного.
Он выскакивает из-за поворота и, улыбаясь, почти бежит ко мне и вскоре оказывается в моих нежных объятьях. Быстро целую парня, стараясь не привлекать лишнего внимания.
Окито внимательно на нас смотрит и, прищурившись, говорит:
- Все-таки вы вместе… - и после паузы, хитро ухмыляется – Благославляю вас, дети мои, на счастливую семейную жизнь. В общем, я за вас искренне рад.
Подмигиваю ему и, слегка обняв Хитоши за талию так, чтобы это не слишком было заметно, направляюсь в школу. Краем глаза замечаю Аоко с несколькими парнями, стоявшую у одного из деревьев школьного двора и внимательно за мной с Хитоши наблюдающую… Не к добру это. Неужели она опять что-то замышляет? Надо будет проследить, чтоб ни она, ни эти парни и близко к Хитоши не подходили, и постараться быть всегда рядом с ним.

Глава 10

Прошла неделя, и с каждым днем я все больше боялся за Хитоши, за наши с ним отношения. Я боялся, что он меня бросит, что разлюбит, или к нему придет запоздалый страх. Но больше всего я боялся за его безопасность, боялся его потерять… не знаю, откуда взялись все эти страхи, но я точно понял, что они исчезают только когда рядом Хитоши, когда я могу его обнять, поцеловать или просто любоваться им. Может, на меня так повлияла Аоко?..
Стою на лестнице у школы и жду своего любимого, который, выйдя из школы, сразу подойдет ко мне сзади и нежно обнимет.
- Лео? – шепчет на ухо, почти касаясь кожи губами.
- Ммм?.. – откидываю голову назад и встречаюсь взглядом с завораживающими черными глазами.
- У тебя уроки закончились? – Хитоши внимательно на меня смотрит.
- Ага. А у тебя?
- По расписанию все, но мне надо к учителю по музыке.
- Тебя подождать? – разворачиваюсь к парню, слегка его обнимаю.
- Нет, не надо. Иди лучше домой, а я потом к тебе приду.
Задумываюсь на пару секунд.
- Хорошо, только позвони мне, как ко мне пойдешь.
Он быстро кивает и, чмокнув меня в губы, удаляется обратно в школу, а я направляюсь в супермаркет недалеко от своего дома.
Сегодня Хитоши сообщил мне радостную новость: его родители уехали на неделю в командировку, так что у нас в распоряжении целая неделя, и по этому поводу я решил устроить небольшой романтический ужин из блюд русской кухни. Хитоши полностью поддержал эту идею. Потому, закупив все необходимое, я направился домой подготавливать все к ужину.

***

Я очень любил готовить и делал это очень хорошо: не зря моя мама какое-то время работала поваром и учила меня готовить. Порой, чтобы отвлечься от плохих мыслей, я мог часами стоять за плитой, готовя одновременно множество блюд, а потом приглашал в гости друзей.
Сегодня я решил приготовить любимый борщ (ну вот действительно, куда мы без борща?), жареную курицу, картошку с овощами и разные пирожки. В перерывах между готовкой пищи я накрывал на стол: белая скатерть, фарфоровые тарелки и серебряные столовые приборы, бокалы на тонких ножках. В баре ждала своего часа бутылка дорогого французского вина, в холодильнике лежали нарезанные колбаса, сыр и ломтики моей любимой горбуши. Черный и белый хлеб уже лежали на специальной тарелке на столе. Все было практически готово, и я теперь ждал лишь звонка Хитоши.
Пара минут и мобильный начинает вибрировать. Быстро достаю его из кармана и отвечаю на звонок
- Да…
- Лео, я закончил все дела в школе и иду к тебе.
- Может, тебя встретить?
- Нет, не надо. Я буквально через пару минут буду, жди.
- Угу, - успеваю ответить, прежде чем Хитоши прерывает звонок.

Глава 11

Прошло уже двадцать минут, а Хитоши все нет. Подхожу к окну и  нервно закуриваю. Вдох… Медленный выдох… Внимательно высматриваю на улице фигуру парня, но там тихо, ни единой души, лишь тишина, тревожная тишина окутавшая, казалось бы, все вокруг. Сердце начинает бешено стучать, а тревога все усиливается, превращаясь в страх, от чего скручивает живот. Руки начинают трястись, а сигаретный дым становится, с каждой минутой все более необходим. Минута, две, три… не выдерживаю и тушу сигарету в пепельнице достаю мобильный и набираю номер Хитоши. Гудки… один длинный и два коротких уже начинают звенеть в ушах, словно отдаваясь дрожью по всему телу. Звонок обрывается, а на экране светится надпись: «Абонент занят». Медленно глубоко вздохнуть и еще раз нажать на кнопку вызова: гудки, опять гудки и… сброс… Непонимающе смотрю на экран телефона, в моей голове не укладывается, что он мог сбросить мой звонок. Трясущимися руками вытаскиваю еще одну сигарету, щелкаю зажигалкой и быстро вдыхаю в себя чуть сладковатый дым, опять нажимаю на кнопку вызова: «Аппарат вызываемого абонента выключен или находится вне зоны действия сети…*. Со злостью тушу недокуренную сигарету в пепельнице и бегом кидаюсь в коридор, схватив куртку и ключи, выскакиваю на улицу искать Хитоши.
Внимательно осматриваю улицу, пытаясь вспомнить, и понять каким путем парень мог направиться в сторону моего дома. Есть два коротких пути от метро к моему дому: один через дворы, а другой по главной улице, через дворы опаснее, так что надо сначала проверить именно эту дорогу.
Быстрым шагом иду по темным дворам, внимательно смотря по сторонам, надеясь увидеть знакомую фигуру. Но вокруг ни одной живой души, лишь тишина, разбавляемая звуком моих торопливых шагов и темнота которую иногда развеивает свет фонарей.
Обследовав один двор, иду в следующий, а там все та же тишина и темнота, только ко всему этому добавляется шелест листвы и скрип старых качелей. Ветер пронизывает, казалось бы, насквозь, заставляет содрогаться от холода и сжимать зубы до скрипа, и почти до боли, а страх, с каждой секундой становясь сильнее, сжимает горло, частично перекрывая доступ кислороду.
Второй двор пуст, без какого-либо намека на пребывания здесь недавно Хитоши. Остается только остановиться на минуту, медленно вздохнуть и попытаться успокоится, достать мобильный и еще раз, почти ни на что не надеясь, набрать уже знакомый до боли в груди номер. Гудки? Тихие гудки и где-то в стороне тихая мелодия… Убираю от уха трубку и прислушиваюсь к далекой мелодии, пытаясь определить местонахождение ее источника, благо музыкальный слух весьма хороший и потому через пол минуты определяю место откуда идет звук – небольшая аллея с трех сторон окруженная безоконными стенами домов. Бегом направляюсь туда.
Становится еще темнее и не только оттого, что вечер начинает почти подходить к началу ночи, а из-за практически полного отсутствия фонарей. Звук мелодии усиливается и можно уже у одного из деревьев заметить тусклый свет от мобильного. Шаг за шагом, все быстрее и быстрее к этому едва заметному свету и вот уже можно различить в этой темноте знакомую фигуру, которая кажется сломанной куклой, нелепо прислоненной к подножию дерева.
«Хитоши. Хитоши! ХИТОШИ!» - кричит каждая частичка моего тела, оглушая, лишая всех остальных звуков, заставляя лишь слушать бешеное биение сердца смешанное с различными голосами, кричащими в унисон одно и то же имя.
- Хитоши… - тихо шептать любимое имя, падая на колени перед парнем чье тело было местами к крови и грязи.
- Хитоши… - пытаюсь нащупать пульс на запястье парня. Облегченно выдыхаю, наконец почувствовав под пальцами медленную пульсацию.
В голове целый рой бешено сменяющих друг друга мыслей, но надо остановиться на одной из них, понять, что делать…
- Хитоши, очнись… ну очнись, пожалуйста, - дрожащими руками убираю со лба парня пряди волос, аккуратно, стараясь не причинить боли, касаюсь его щеки. – Хитоши, прейди в себя, ну, пожалуйста… -  бешено шепчу как молитву.
- Лео… – тихий стон боли и легкое шевеление.
- Я тут. Как ты? Что случилось? Где болит? – вопросы, вопросы, вопросы, наверно глупые, но я совсем не знаю, что делать, что говорить и боюсь трогать парня, знаю, что возможно причиню боль.
- Я… я не знаю, – по щекам начинают течь слезы. – Лео, я хочу домой. Мне страшно…
- Да, да, сейчас я отнесу тебя домой… - быстро кладу его мобильный вместе со своим в карман куртки и аккуратно беру парня на руки. Он тихо стонет от боли и как сумасшедший вцепляется руками в мои плечи.
Я был таким идиотом, что позволил Хитоши идти одному, что не настоял на том чтобы встретить его… Но он все-равно только мой, я не дам его больше никому в обиду, я сделаю все чтобы с моим любимым все было хорошо, а сейчас главное добраться до моего дома и сделать все чтобы парню стало лучше…

0


Вы здесь » Остров потерянной надежды. » Фанфики » «Несмотря ни на что»